Ясновидящая Дарья Миронова
Ясновидящая и Экстрасенс
ВКонтакте Facebook Instagram Youtube Twiiter Google+

Запись на личный приём

+7(917) 544-9933

+7(917) 544-9922

+7(925) 303-6773

+7(916) 526-6939

 

Для съемок и интервью

+7(985) 773-4140

"Битва экстрасенсов" - игра или жизнь?

Корр.: Как вы пришли в проект?

Даша Миронова: Меня пригласили создатели программы. Я уже имела опыт работы на телевидении и дала согласие. Интересно было почувствовать свою силу. Мое участие продиктовано отнюдь не желанием славы, а стремлением отшлифовать свой профессиональный уровень.

Алена Орлова: Я – азартный человек. Эмоциональный игрок, если хотите. Мне нравится браться за то, чего еще не делала, чтобы понять свои возможности. Через меня проходят транзиты многих судеб, окрашенные теми или иными трагическими ситуациями. И мне захотелось чего-то позитивного. А тут представилась возможность еще и с коллегами пообщаться. Любопытно было посмотреть, кто будет со мной на этой программе.

Арина Евдокимова: Я считаю, что этот проект стал видео-дипломом наших способностей. Лично мне было сложно адаптироваться в условиях телевизионных съемок. Тайна ясновидения подобна исповеди: в идеале в этом процессе должны участвовать только двое – тот, кто спрашивает, и кто отвечает. Этого мы были лишены. Тебя привозят в незнакомое место, и через массу чужих судеб, которые тебя окружают, запрашиваешь для себя информацию. Но человек ко всему приспосабливается: со временем мы и к аппаратуре привыкли, и к съемочной группе.

Битва Экстрасенсов 1 сезон

Корр.: Расскажите подробнее о процессе съемок.

Даша: Участие в телепроекте – это трудная работа: физически, морально, эмоционально. Уйма времени уходила на решение организационных вопросов. Часто получалось так, что на съемку тратишь целый день, а тебя потом показывают десять минут. Но эти четыре месяца стали мощным пополнением в копилке моего жизненного опыта. Я глубоко уверена, что чем больше трудностей встречает человек на своем пути, тем сильнее желание научиться их преодолевать.

Арина: Нередко задания выполнялись ночью. Организм любого человека – экстрасенс он или нет – в это время хочет спать. К тому же в нашей работе важен индивидуальный подход, а получалось так, что мы были вынуждены работать по команде: вот тогда-то туда-то пойти и что-то найти.

Алена: Организаторы в первую очередь заботились о технической стороне дела, а не о людях, которых, собственно, снимали. Все это било по нервной системе. А в таком состоянии непросто настроить себя на работу. Испытания я могу сравнить с бегом в мешках. Стайеры, спринтеры и марафонцы были собраны в одну кучу и под хохот толпы преодолевали какую-то дистанцию. У каждого из нас есть своя узкая направленность. Врачи же делятся на хирургов, терапевтов и т.д. У нас тоже есть своя специфика. Представление всех нас, как ясновидящих, само по себе было неграмотным. Астролога, костоправа, целителя – всех рассматривали по одному принципу.

Арина: Да и вопросы формулировались не всегда корректно. Вот случай с домом Михаила Круга. Надо было спросить: "Что произошло в этом доме и где находится прежний хозяин?" А мне сказали: "Расскажите о хозяине дома". Я и ответила, что хозяина два – старый и молодой. Старый есть, а молодой "там, где Михаил Евдокимов". Причем я не думала в тот момент, что Евдокимова уже нет в живых: просто шла эта информация, и я ее считала.

Алена: Нас вынуждали все время заниматься какими-то поисками. Например, на стадионе, где следовало найти зарядное устройство. Я сразу сказала, что у меня "включилась" бы тревога, если это была бы настоящая бомба. А на деле она оказалась безобидной хлопушкой. Но зрителям знать это не следовало. В результате мы искали "псевдость"!

Даша: И это предопределило сомнительные результаты многих испытаний.

Корр.: А при наличии актуальной проблемы ваши способности сработали бы в полную силу?

Даша: Да. Если придумывали какой-то несуществующий сценарий, то практически все конкурсы оказывались провальными. А если проблема реальна… Возьмем, хотя бы, случай с поиском утопленника. Дайвер занимался подводной ловлей и погиб. Наша задача была найти тело. И мы это сделали. Другое дело – задание с машиной Леры Кудрявцевой. Формулировалось оно как угон, а на деле телеведущая просто отдала ключи от автомобиля съемочной группе, после чего машина была перевезена в неизвестное ей место. В результате мы запрашиваем информацию об угоне и получаем ее: кражи машин у Леры случались и прежде. А обнаружить конкретный автомобиль оказывается затруднительным.

Алена: Не стоит забывать, что в нашей работе есть рамки дозволенного. Так, задание с беременными было изначально некорректно. Нельзя таких женщин исследовать моей тяжелой энергией, потому что я могу повлиять на состояние плода. Это уже не игра! Арина тоже попросила фотографию, дабы не вмешиваться в чужую жизнь и чужую плоть.

Арина: Для нас в этом задании было важным не навредить. О выигрыше речи уже не шло.

Алена: Далее – у каждого экстрасенса есть нервная система. Он должен чувствовать себя спокойно, уверенно. И, что очень важно, должен быть готов к заданию. А его внезапно привозят в здание, где бушуют тяжелые низкие планы – полтергейст. У человека возникает чувство, что он в опасности. Поэтому Арина Евдокимова и упала в обморок из-за сенсорной перегрузки: ее организм защитился, "выключившись". На практике мы можем отказаться от того или иного клиента, если видим, что работать с ним нельзя. Здесь же мы были вынуждены участвовать во всех заданиях. И вот это все меня стало напрягать. На основную работу, на людей, которые ждут от меня помощи, времени оставалось мало. И я приняла решение уйти из этой программы. Есть игра, а есть жизнь. Я предпочла жизнь и уважение к самой себе.

Корр.: Арина, вы ведь тоже ушли из проекта….

Арина: Есть определенное чувство меры. Каждый энергетик работает в потоке информации, которую дают сверху. На каком-то этапе работы информацию могут закрыть, показывая тем самым, что для тебя наступило время молчания. Видимо, я реализовала все, что нужно было в этом проекте. Если обобщить, то в "Битве экстрасенсов" каждый участник в конечном итоге показал свое истинное лицо. И кому яростно была нужна победа, этой победы достиг. А кто пришел для того, чтобы в чем-то помочь людям, как я, Даша или Алена, – они тоже это показали! Вообще Россия – страна жалельщиков. Зрителям жалко было тех, кто ушел из проекта. Надо было всем дойти до финала, а потом выбрать голосованием победителя.

Даша: Я думаю, что условия телеигры больше затрагивали психологическую составляющую участников проекта, нежели их экстрасенсорные способности. Возможно, в сценарий изначально были заложены конфликтные ситуации. Когда мы общались в начале проекта, нам нечего было делить: мы составляли единство, вдохновленное общей задачей. Затем люди стали выбывать, возникли споры вокруг того, насколько тот или иной уход объективен. Когда же были выявлены возможные победители, каждый принялся тянуть одеяло на себя. Я самый-самый! Понятно – кто-то сильнее, кто-то слабее, но вот что касается критериев оценки… Смотришь эфир: один достойно справился с заданием, но показ сопроводили каким-то странным комментарием; а другого человека, ничем не блеснувшего, очень даже интересно преподнесли, с неким философским подтекстом, что ли… Все это породило пусть не конфликты, но соперничество.

Алена: А название? "Битва экстрасенсов"! Господа, нам ни с кем не надо воевать! Это все равно, как если бы собрались священники разных конфессий и стали выяснять, кто более свят! Это абсурдно и неэтично. Понятно, что каждый телеканал старается поднять тему, которая будет востребована у обывателя. Наша тема таковой, конечно, является. Но подходить к этой сфере надо весьма аккуратно! Здесь очень много нюансов, не учитывать которые означает допускать оплошность. На настоящий момент "Битва экстрасенсов" – не более чем развлекательное шоу. Остается пожелать, чтобы на будущее работники телевидения учли наши замечания.

Даша: Те, кто работали с нами в программе, смутно понимают, что такое эзотерика. Экстрасенсы – особенные люди со своим восприятием мира. Они гиперчувствительны, ранимы, к ним требуется особое отношение. Необходим более продуманный подход как к организации съемок и содержанию заданий, так и к судейской составляющей. А когда шестилетние девочки решают судьбу участников по принципу "нравится – не нравится, влюбилась – не влюбилась" – согласитесь, это несерьезно.

Алена: В этом проекте не было специалистов, которые могли хотя бы консультировать организаторов передачи. Нас держали за каких-то лицедеев, которые должны играть весь репертуар.

Арина: Тайное не может принадлежать всем. Думаю, нашей главной целью в этом проекте было показать людям, что эта сила есть. А вообще-то нет человека без интуиции, просто мало кто знает, как этим можно управлять. И такие как мы должны научить людей не зависеть от кого-то или чего-то. Возможно, задачей этой программы было, среди прочего, выразить скептическое отношение к энергиям высших сил. Вы знаете, можно ограничить человека в чем угодно. Но нельзя лишить веры и Божьего дара, если он дан.

Корр.: Многим, наверное, интересно было бы узнать, что такое ясновидение с технической точки зрения, если можно так выразиться. Как это происходит?

Даша: Конечно, все индивидуально. Лично у меня так. Приходит человек. Настраиваешься на него, на его внутренний мир. Сначала ощущаешь эмоции. Основываясь на них, начинаешь чувствовать те или иные события. Это могут быть образы, ощущения – что угодно, объединяющееся в единое целое, которое можно назвать знанием. И это знание отшлифовывается, преобразуясь в какие-то конкретные факты – имена, облики, даты.

Корр.: Ваш профессионализм позволяет разбить на эти составляющие общую картину?

Даша: Можно и так сказать. Случаются и прозрения, но для этого ясновидящий должен пребывать в спокойном, комфортном состоянии тела и души.

Корр.: Что способно помешать?

Даша: Скепсис самого человека. Если он пришел из праздного любопытства, если нет конкретной проблемы, того, что требует внимания, помощи – это мешает. Но, в принципе, скептика можно переубедить, если ты ему докажешь, что способна увидеть и сказать что-то важное. Просто с такими людьми работать сложнее.

Корр.: На проекте сложно было, когда вокруг столько скептиков?

Даша: Когда видишь, что тебе улыбаются…

Корр.: …и при этом видишь, что о тебе думают…

Даша: …становится неприятно.

Арина: Я написала стихотворение:

"Можешь ты побеждать.

Можешь просто играть.

Но наступит черед

сей проект покидать.

Как во всякой игре

наступает конец.

За порогом встаешь

только ты и Творец.

Гений выше толпы,

но не выше небес.

Миром правит Господь,

но не дремлет и бес".

Чем чище человек, тем больше его пытаются принизить. И если так происходит – это хорошо, как ни странно это звучит. Значит, ты все делаешь правильно! Когда телезрители видели наши победы, им было интересно смотреть программу. Но при поражениях многие наверняка думали, что "набрали одних дураков". С другой стороны, у каждого из нас появились клиенты среди телезрителей.

Даша: Да, да. Меня даже одна женщина попросила найти украденный велосипед!

Арина: А мне шлют фотографии с пропавшими кошечками, собачками… Когда у людей появляется вера в свои силы, в то, что действительно можно изменить жизнь к лучшему, – это и является целью нашей работы. Но в решении любой проблемы очень важна ее первопричина. Если человек о ней информирован, дальше он пойдет уже сам. Я только могу показать, где взять волшебную палочку. И отсекаю людей, которые по причине банальной лени начинают зависеть от меня.

Корр.: Арина, я удивился, когда узнал, что вы работаете психологом при монастыре?

Арина: Я психолог по образованию, у меня многолетний опыт этой работы. А мой дар прозорливости благословлен одним старцем. Четыре раза в месяц я работаю во славу Божью: в том или ином монастыре мне дают возможность оказывать психологическую помощь прихожанам. Деньги за консультацию люди опускают в ящик, и эти средства идут на требу обители. Кстати, некоторые клиенты меня спрашивают – почему они за что-то должны платить? А я отвечаю: наследили, нагрешили – вы. Я не могу за вас страдать, болеть и т.д. На сегодняшний день в России деньги – очень мощная энергия.

Даша: Не надо забывать, что существует закон сохранения энергии: чтобы что-то получить, надо что-то отдать.

Арина: Мы ведь всегда чем-то жертвуем ради наших благ. Временем, силами, деньгами…

Даша: Это касается и экстрасенсов. Если ты работаешь с тонкими энергетическими структурами, с биополем человека, с коррекцией судьбы, оказываешь воздействие на какую-либо ситуацию, – естественно, ты должен держать пост. Чтобы мозг функционировал в нужном состоянии, нельзя употреблять спиртное, курить. И в пище следует себя ограничивать. В основном я ем овощи. Мясо не употребляю: оно мешает работать с тонкими энергиями, потому что эта пища дает более низкие, грубые частоты. Творец – поэт, художник, – должен быть голодным. Сытый, он ничего не сможет, у него не будет вдохновения, не будет духовной сакральной силы, которая дается во время особых прозрений.

Корр.: Вопрос Алене. Ваш жизненный азарт охватывает очень много увлечений. Так, мне сказали, что вы – байкер. Это правда?!

Алена: Я ничем не увлекаюсь – я так живу! Пишу музыку, стихи, играю на многих инструментах. Очень люблю цыганскую лирику. С удовольствием пишу сказки – я вообще сказочник по натуре. И два колеса мне нравятся больше, чем четыре. На мотоцикле я чувствую себя кентавром!

Корр.: Очень рискованное занятие! Последний вопрос к вам всем: что вы думаете о извечной тайне бытия – смерти?

Даша: Ванга говорила, что если бы люди знали, что такое смерть, они не хотели бы жить. Это переход в другую жизнь и я не вижу в нем ничего негативного для человека. Есть же выражение "мир иной". И это так. Мы все оттуда. А здесь – только гости.

Арина: Для меня важнее другое. Надо попросить у высших сил возможности попасть уж если не в рай, то хотя бы туда, где нет ада.

Алена: Это просто переход в другую модель существования. Есть гусеница и есть бабочка. Гусеница не знает, что когда-нибудь сможет летать. А бабочка знает и умеет. Вот так и я отношусь к смерти. Сейчас я гусеница. И знаю, что когда-нибудь стану бабочкой!

Фото экстрасенса

Контакты

Дарья Миронова осуществляет профессиональную деятельность ясновидящей в Москве в собственном офисе.

Индивидуальные формы работы и прием вне офиса проводятся в исключительных случаях. Возможна дистанционная работа по отдельным направлениям - диагностирование по фотографии, поиск пропавших людей и машин.

Подробнее об услугах и направлениях работы экстрасенса - в разделах "Возможности" и "Методы".

 

Записаться на консультацию можно по телефонам:

  • +7 (917) 544-9933
  • +7 (917) 544-9922
  • +7 (925) 303-6773
  • +7 (916) 526-6939

Стоимость первой консультации - 6 300 руб.

Консультации проходят ежедневно с 11 до 19 часов по адресу: Театральный проезд, д. 3, стр. 3. м. "Лубянка/Кузнецкий мост".

{Вход напротив гостиницы "Матрешка", через бар, 3 этаж, офис 319А}